Какой стиль?1Наступил день отъезда.2Угрюмый день безсолнца, без мороза.3 Снег на земле за ночь растаял, лежал только на крышахтонким слоем.4Серое небо

Какой стиль?
(1)Наступил день отъезда.

(2)Угрюмый день без
солнца, без мороза.(3) Снег на земле за ночь растаял, лежал только на крышах
тонким слоем.

(4)Серое небо. (5)Лужи.(6)
Какие там санки: противно даже выйти во двор.

(7)И не на что
надеяться в такую погоду.(8) Вряд ли уже может быть что-нибудь хорошее.

(9)Все вынесено: и мебель,
и чемоданы, и сумки с едой, и узел с Лениными пеленками. (10)Как пусто в
комнатах!(11) Только валяются какие-то бумажки да лежит на боку пыльный пузырек
от лекарства.(12) И видно, что дом старый, что краска на полу облезла, а
сохранилась только там, где стояли тумбочка и комод.

(13)Мама и Коростелев оделись.(14)
Коростелев поднял Сережу под мышки, крепко поцеловал и сказал решительно:

— (15)До свиданья,
брат. (16)Будь здоров и помни, о чем мы договорились.

(17)Мама стала
целовать Сережу и заплакала:

— (18)Сереженька! (19)Скажи
же мне «до свиданья!».

— (20)До свиданья,
до свиданья! — отозвался он торопливо, задыхаясь от спешки и волнения, и
посмотрел на Коростелева. (21)И был награжден — Коростелев сказал:

— (22)Ты у меня
молодец, Сережка.

(23)Вышли на крыльцо.(24)
Шел снег, все было белое.(25) Ворота были распахнуты настежь.(26) На стенке
сарая висел фонарь со свечкой, он светил, снежинки роились в его свете.(27)
Грузовик с вещами стоял посреди двора.

(28)Сережа стоял в
сторонке под снегом.(29) Он изо всех сил помнил про свое обещание и только
изредка всхлипывал длинными, безотрадными, почти беззвучными всхлипами.(30) И
одна-единственная слеза просочилась на его ресницы и заблистала в свете фонаря
— слеза трудная, уже не младенческая, а мальчишеская, горькая, едкая и гордая
слеза…

(31)И не в силах больше
тут быть, он повернулся и зашагал к дому, сгорбившись от горя.

— (32)Стой! —
отчаянно крикнул Коростелев и забарабанил Тимохину. — (33)Сергей!(34) А ну!
Живо!(35) Собирайся!(36) Поедешь!

(37)И он спрыгнул
на землю.

— (38)Живо!(39) Что
там?! (40)Барахлишко.(41) Игрушки.(42) Единым духом. Ну-ка!

— (43)Митя, что ты!
(44)Митя, подумай!(45) Митя, ты с ума сошел! — заговорили тетя Паша и мама,
выглянувшая из кабины.

(46)Он отвечал
возбужденно и сердито:

— (47)Да ну вас. (48)Это
что же, понимаете.(49) Это вивисекция какая-то получается;Вы как хотите, я не
могу.(50) И все.

—(51) Господи ты
боже мой!(52) Он же там погибнет! — кричала тетя Паша.

— (53)Идите вы, —
сказал Коростелев. — (54)Я за него отвечаю, ясно?(55) Ни черта он не погибнет.(56)
Глупости ваши.(57) Давай, давай, Сережка!

(58)И побежал в дом.

(59)Сережа бросился в дом,
обежал, задыхаясь, комнаты, на бегу схватил обезьяну — и вдруг отчаялся, решив,
что Коростелев, наверно, передумал, мама и тетя Паша его отговорили, — и
кинулся опять туда к ним.(60) Но Коростелев уже бежал ему навстречу, говоря:
«Давай, давай!» (61)Вместе они стали собирать Сережины вещи. (62)Тетя Паша и
Лукьяныч помогали.(63) Лукьяныч складывал Сережину кровать и говорил:

— (64)Митя, это ты
правильно! (65)Это ты молодец!

(66)А Сережа
лихорадочно хватал что попало из своего имущества и бросал в ящик, который дала
тетя Паша.(67) Скорей!(68) Скорей!(69) А то вдруг уедут?(70) Ведь никогда
нельзя знать точно, что они сейчас сделают… (71)Сердце билось уже где-то в
горле, мешая дышать и слышать.

— (72)Скорей!
Скорей! — кричал он, пока тетя Паша его укутывала.(73) И, вырываясь, искал
глазами Коростелева; грузовик оказался на месте, а Коростелев еще даже не сел и
велел Сереже со всеми проститься.

(74)И вот он взял
Сережу и запихал в кабину, к маме и Лене, под мамину шаль. (75)Грузовик
покатил, и можно наконец успокоиться.

(76)В кабине тесно:
раз, два, три, — четыре человека, ого!(77) Очень пахнет тулупом. (78)Тимохин
курит.(79) Сережа кашляет.(80) Он сидит, втиснутый между Тимохиным и мамой,
шапка съехала ему на один глаз, шарф давит шею, и не видно ничего, кроме
окошечка, за которым мчится снег, освещенный фарами.(81) Здорово неудобно, но
нам на это наплевать: мы едем.(82) Едем все вместе, на нашей машине, наш
Тимохин нас везет, а снаружи, над нами, едет Коростелев, он нас любит, он за
нас отвечает, его секет снег, а нас он посадил в кабину, он нас всех привезет в
Холмогоры.(83) Господи ты боже мой, мы едем в Холмогоры, какое счастье!(84) Что
там — неизвестно, но, наверно, прекрасно, раз мы туда едем!(85) Грозно гудит
тимохинская сирена, и сверкающий снег мчится в окошечке прямо на Сережу.

  • Повествование с элементом описания